Моя Москва В столице стартовал краудсорсинг-проект «Московские центральные диаметры» Моя Москва Андрей Бочкарев назначен на должность главы стройкомплекса Москвы Моя Москва Столица закупит новые электробусы Моя Москва Фирсановский мост через реку Сходню ожидает реконструкция Моя Москва Реконструкцию Внуковского шоссе планируют завершить до конца 2020 года Моя Москва Весной в Москве высадят более 108 тысяч кустарников Моя Москва К концу года пассажиров мосметро будут перевозить 255 поездов «Москва» Моя Москва Москвичи сдали на переработку более 22 тысяч ёлок Моя Москва В столице побит температурный рекорд Моя Москва В столице продлён "жёлтый" уровень погодной опасности Моя Москва Новая вылетная магистраль улучшит дорожную ситуацию на западе Москвы Моя Москва Новая платная трасса соединит несколько районов Москвы и Подмосковье Моя Москва В Москве не будут повышать максимальный тариф за парковку Моя Москва Дом Мельникова на Арбате ждет реставрация Моя Москва Марат Хуснуллин назначен вице-премьером Правительства Российской Федерации по строительству
Коммунальные квартиры в ГУМе

Коммунальные квартиры в ГУМе

4 июня 2018, 13:24

Почти никто не знает, что ГУМ был с конца 1920-х и до 1953 года, в том числе и жилым домом. На третьем этаже располагались коммунальные квартиры, окна которых выходили на Ильинку.

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Одна из жительниц ГУМа Элеонора Гаркунова, преподаватель испанского, прожила в коммуналке первые 25 лет своей жизни, с 1928-го по 1953-й год:

«Магазины всегда были, но они располагались только на 1-м этаже второй и третьей линий… В 8 утра, когда открывались магазины, на весь ГУМ раздавался топот ног, дежурившие с ночи люди спешили занять очередь в отделы — даже в нашей комнате было слышно. По этому шуму мы определяли время (а еще по кремлевским курантам, которые были видны из окна)…

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Близость к Кремлю меня тогда не особенно волновала, все это казалось естественным. Ильинка была правительственной трассой, ночью я иногда просыпалась от того, что на Спасских воротах звенел сигнальный звонок, и из Кремля выезжали правительственные машины, под нашими окнами они проносились в сторону ЦК на Старой площади, или раздавался цокот копыт конной милиции. Поэтому на улице всегда дежурили «товарищи в штатском», я их всех прекрасно знала в лицо, а они — меня. Однажды мама выставила сушиться на подоконник мои валеночки, а их сдуло вниз — сразу же прибежали с проверкой испуганные «товарищи», маме даже пришлось писать объяснительную.

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Начиная с 1936 года во время парадов на Красной площади, то есть несколько раз в год, в нашей комнате непременно сидел военный, в его обязанности входило следить, чтобы никто из взрослых не подходил к окнам. Но я же была маленькая — и мне они всегда разрешали подсматривать: я ложилась на подоконник и смотрела во все глаза, как из Спасских ворот выезжает Ворошилов на белом коне. Когда я уже училась в инязе и вместе со всем институтом ходила на первомайские демонстрации, то, пройдя по Красной площади мимо Сталина, стоящего на мавзолее, я могла сразу пойти домой.

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Никто не удивлялся тому, что я живу в ГУМе. И в 1930-е годы, и особенно после войны в Москве где только люди не жили, по-всякому. Жильем в ГУМе никого было не удивить. Наоборот, мои друзья любили у нас бывать, моя мама устраивала такие интересные вечера. И гостей не смущало, что туалет общественный и хозяйка просит оттуда еще и ведерко воды захватить».

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Советская власть хотела вместе с коммуналками ликвидировать и сам ГУМ, но после смерти Сталина (в 1953 году) решено было просто реконструировать здание. В здании проживало 22 семьи, или 85 человек, которые получили свое жилье от Наркомфина, Наркомзема, НКВД, ВЦИК и Наркомата культуры, т.к. жилья в Москве катастрофически не хватало. Общих кухонь в коммуналках не было, и еду приходилось готовить прямо в комнатах. Если к кому-то приходили гости, то приходилось докладывать об этом коменданту. Но несмотря на все эти минусы, жильцы коммуналок ГУМа могли гулять по Красной площади и Александровскому саду в любое время и ежеминутно наслаждаться ощущением жизни в самом сердце столицы.

Фото © Полина Наседкина / Москва меняется

Подпишитесь на еженедельную рассылку новостей