Моя Москва При столкновении двух машин в ТиНАО пострадал один человек Моя Москва Москва возглавила рейтинг городов с лучшими гастрономическими фестивалями Моя Москва В Большом и Малом Златоустинских переулках закончили благоустройство Моя Москва Порядка 1,8 тыс. объектов строятся в Москве в настоящее время Моя Москва Набережные - главное украшение города - Сергей Собянин Моя Москва Снос Ховринской больницы могут начать в ноябре Моя Москва Участок Некрасовской линии от станции "Некрасовка" до станции "Косино" планируют открыть в конце года Моя Москва Родственникам перевезенных из Керчи пострадавших обеспечили бесплатное размещение в Москве Моя Москва В ландшафтном парке ВДНХ высадили 68 тысяч растений Моя Москва Движение в районе набережной Тараса Шевченко ограничено по 30 октября Моя Москва Более 90 тыс. человек сделали прививки от гриппа в центрах госуслуг Москвы за последние два месяца Моя Москва Московские спасатели начали активную подготовку к осенне-зимнему периоду Моя Москва Мэр Москвы утвердил проект планировки БКЛ от "Проспекта Вернадского" до "Давыдково" Моя Москва Музей космонавтики октрыл продажу билетов на новогодние спектакли Моя Москва МЦК перевозит около 470 тыс. пассажиров в день
ЭКСПЕРТ БОРИС КОНДАКОВ: «МЦК – ЭТО КАК S-BAHN В БЕРЛИНЕ ИЛИ RER В ПАРИЖЕ»

ЭКСПЕРТ БОРИС КОНДАКОВ: «МЦК – ЭТО КАК S-BAHN В БЕРЛИНЕ ИЛИ RER В ПАРИЖЕ»

7 ноября 2016, 13:45

«ММ» побывал на экскурсии по МЦК, которые проводит архитектор и исследователь Москвы Борис Кондаков

Самого Бориса мы сразу не увидели, а вот внушительных размеров группу разновозрастных людей с наушниками – приметили сразу. Потом Борис Кондаков рассказал, – на экскурсии записалось порядка 150 человек. Люди хотят знать, что же такое МЦК.

«Много, – говорит Борис Кондаков, – пожилых людей. Вопросы задают, интересуются. Организаторы сначала хотели, чтобы я из кабины вещал, но не получилось. Вел экскурсии прямо в вагоне, аудитория постоянно увеличивалась за счет ехавших с нами пассажиров».

Борис Кондаков, 32 года. Москвич. Архитектор, историк архитектуры. Окончил МАРХИ. Участвовал в объемном труде по фиксации наследия конструктивистских жилых комплексов «НОВЫЕ ДОМА. АРХИТЕКТУРА ЖИЛЫХ КОМПЛЕКСОВ МОСКВЫ 1920-1930-х ГОДОВ». Работал в НИиПИ Генплана Москвы, принимал участие в работе над международным конкурсом по разработке концепции развития прибрежных территорий Москвы-реки.

– Почему так много экскурсантов?

– Неизвестное направление. Тут и раньше была кольцевая железная дорога (МКЖД), но сделать круг по ней можно было только с экскурсией, не останавливаясь. А сейчас любой может себе позволить увидеть город из вагона МЦК. Смотришь и понимаешь — действительно, другая Москва получается: вроде и прошло более ста лет со времени постройки МКЖД в 1908 году и все обросло микрорайонами, но во многих местах – ощущение некой провинциальности, забытости. Это особенно чувствуется в северном фрагменте, допустим, в районе Ботанического сада. Такие очаровательные места. Кажется, так выглядели окраины города в 50-е годы, и это здорово заново увидеть.

МЦК, как и Москва-река, объединяет пеструю Москву в единое целое, складывает ее из разных лоскутов.

– Как вам реализация идеи центрального кольца?

– То, что появился еще один контур наземного транспорта, – очень хорошо. МЦК – это не новая ветка метро, а городская электричка повышенной комфортности, как S-Bahn в Берлине или RER в Париже. И я думаю, что МЦК должна работать в связке с линиями электричек, и люди, которые приезжают из агломераций, должны пересаживаться в МЦК, минуя метро. Сейчас получается, что все приезжают на конечные станции, на вокзалы и попадают на кольцевую, которая всегда перегружена. Хотелось бы, чтобы МЦК работала на нужды всех московских агломераций в целом.

– Вы занимаетесь исследованием Москвы-реки. Что объединяет реку и МЦК?

– МЦК, как и Москва-река, объединяет пеструю Москву в единое целое, складывает ее из разных лоскутов – от древнейших времен до современности и будущего города.

– Когда Москва столкнулась с необходимостью строительства окружной железной дороги?

– В конце 19 века. Тогда в город заходило 10 радиальных направлений. Кольца не было, и приходилось разводить грузы на лошадях. Город рос, росли транзитные потоки, пробки душили город, ситуация была близкой к критической, и в начале 20-века, при непосредственном участии и активном содействии большого энтузиаста железнодорожного транспорта графа Витте и императора Николая II, решено было построить кольцевую дорогу. Делалось это все с перспективной на то, что вокруг станций будет возникать своя жилищная инфраструктура, и Москва сможет разгрузиться. Не получилось. При Советской власти, в 30-е годы, планы обустроить окружную дорогу были, но развития не получили из-за проблем с электрификацией мостов. Потом, в 60-х, снова об этом задумывались. Есть даже на станции метро «Ленинский Проспект» переход в центре зала, который был сделан как раз для привязки к станции МЦК.

До конца прошлого века было как минимум пять различных проектов МЦК. Как правило, они были кольцевыми, хотя один их них был сделан в виде восьмерки, но все они повторяли контуры Камер-Коллежского вала (

этот вал с 1864 года

граница между городом Москва, которым управляла Московская Городская Дума, и Московским уездом, которым управляло Земство,

Прим. ред.)

В результате дорога была построена с небольшим отступом, чуть шире Камер-Коллежского вала.

– Вот если посмотреть с МЦК на МКЖД, то какие станции вызывают наибольший интерес как архитектурные исторические объекты?

– С одной стороны, сохранилось множество исторических станций вдоль кольца, и они вместе составляют ансамбль и все важны, с другой – есть две основных: станция Лихоборы и станция Угрежская. Есть станция Белокаменная – уникальная, как будто затерянная во времени и подмосковных лесах. Около нее ничего не поменялось, и можно снимать исторические фильмы. Один из железнодорожников того времени написал в письме: «В 1908 году повели мы здесь первые поезда. Странно было мне тогда, прямо скажу. Дорога Окружная – опоясывает большой город, а почти всюду леса. Да еще какие! – Ведешь, бывало, состав, особенно в осеннюю непогоду, так даже жутко делается – такое безлюдье кругом». И вот точно так же и сейчас!

МЦК очерчивает город в границах 30-х годов. Остальные районы присоединены позднее и городом никогда не стали.

– Как вы оцениваете реализацию идеи МЦК?

– Концептуально это большой прорыв и самая правильная идея, которая была реализована на уровне города в последнее время. Не зря о ней говорила масса авторитетных экспертов и среди них Вячеслав Леонидович Глазычев, который мечтал, что МЦК запустят. Это проект с дальним горизонтом планирования и территории вокруг станций МЦК будут развиваться. Уже сейчас МЦК вполне раскладывается на отдельные сюжеты. Например, сюжет исторический: в 1930-годы на периферии города, вблизи МКЖД, активно строились поселки нового типа. До сих пор здесь можно увидеть целостную среду этого времени: поселок-сад Сокол, Студенческий городок в Всехсвятском, в Дорогомилове на Студенческих улицах, в Лефортово (Анненгофская роща), Хавско-Шаболовский жилой комплекс.

Второй сюжет, который привязывает МЦК к крупнейшим городским паркам и делает кольцо зеленым, – два ботанических сада: ботанической сад медицинской академии напротив Сити, ботанический сад у ВДНХ, Нескучный сад и Воробьевы горы, Покровское-Стрешнево, Останкино, ВДНХ, Лосиный остров, Измайлово.

Третий сюжет: МЦК – спортивное кольцо, связывающее Лужники, стадион Измайлово и Локомотив.

В спальных районах нужно искать новые центры развития и смыслы. Возможно, этими центрами могут быть исторические усадьбы или парки. Но формировать новые пространства развития территорий будут станции МЦК.

– МЦК и промзоны – вполне себе сюжет недалекого будущего Москвы?

– МЦК очерчивает город в границах 30-х годов. Остальные районы присоединены позднее и городом никогда не стали. Я сам живу на такой территории и когда еду, например, от станции метро «Краснопресненская» на автобусе №850, то вижу, как меняется городская среда: мы проезжаем границы Камер-Коллежского вала, плотную застройку маленькими домиками, кладбище, промзоны и дальше попадаем в спальный район, в котором есть сквозная магистраль, около которой кипит жизнь. Во всех этих спальных районах нужно искать новые центры развития и смыслы. Возможно, этими центрами могут быть исторические усадьбы или парки. Но формировать новые пространства развития территорий будут станции МЦК.

Москва то и дело пытается уйти от своей моноцентричности. Впервые эта идея прозвучала в генплане 1971-года. Но тогда Москва обросла микрорайонами, а локальные центры в них создать не получилось. Сейчас делается вторая попытка: у нас уже есть Сити, а приоритет развития получает территория ЗИЛ (самая близко расположенная к центру точка на кольце — 5 километров). То есть, получается, что МЦК соединяет, можно сказать, самые заброшенные территории вместе.

Смотрите также: Как выглядит МЦК — инфографика от «Москва меняется»

 

Подпишитесь на еженедельную рассылку новостей