Моя Москва Cергей Собянин поздравил с днем рождения министра обороны РФ Сергея Шойгу Моя Москва Cтанции метро "Лермонтовский проспект", "Жулебино" и "Котельники" будут закрыты 25 мая Моя Москва В столичном Дворце пионеров пройдет конкурс костюмов «Герой моего детства» Моя Москва «Московская смена» станет постоянной программой бесплатного летнего отдыха школьников Моя Москва На Смоленском бульваре появился новый съезд Моя Москва Гастрономический фестиваль пройдет 25-26 мая во дворе Музея Москвы Моя Москва Строительство новых станций Большого кольца метро идет с опережением графика Моя Москва Дороги к парку "Остров мечты" построят к сентябрю Моя Москва Четыре станции метро будут открыты в ТиНАО этим летом Моя Москва Школьную улицу в Таганском районе благоустроят Моя Москва Летом в столичных парках будут проводить бесплатные занятия йогой Моя Москва Департамент образования и науки Москвы займется организацией летних досуговых площадок для детей Моя Москва 30 пешеходных и автобусных туров по городу можно будет посетить бесплатно Моя Москва Стенд АО «Мосинжпроект» награжден дипломом выставки «АРХ Москва» Моя Москва Назначен начальник Московской железной дороги
САНИТАРКА НАСТЕНЬКА И СТРАШНАЯ ВОЙНА

САНИТАРКА НАСТЕНЬКА И СТРАШНАЯ ВОЙНА

6 мая 2017, 14:00

Наши фронтовики не перестают удивлять журналистов «Москва меняется» историями из своей жизни

Анастасия Ивановна Реплянская, которая живет в районе Выхино, встретила Победу старшиной, санинструктором. Медик-медиком, а «Красное знамя» и две «Красных Звезды» у санинструктора Настеньки есть! Вот четыре истории из ее фронтовой молодости:

САМОВАРЧИКИ

«Как-то мне, еще необстрелянной девчонке, приказывают сопровождать сани с ранеными от станции до госпиталя, – рассказывает Анастасия Ивановна. – Ехать долго. Мороз крепкий. Ребята-раненые лежат на санках под одеялами и овчинами очень плотно, зубами скрежещут от боли. И все почему-то без шапок. Я им на головы полотенца намотала, чтоб в конец не застудились. А сама поверх овчин раненым на ноги легла — так, подумала, теплее ногам будет. Приезжаем в госпиталь. Моих раненых из саней вынимают – ой, да это же «самоварчики». Самоварчиками в госпиталях называли раненых, которым полностью ампутированы и руки, и ноги: и греть им нечего было…». Такой вот «черный юмор» войны.

САНИТАРКА НАСТЕНЬКА И СТРАШНАЯ ВОЙНА

Фронтовой госпиталь. Операция. Фото © Владимир Голубков / военный фотокорреспондент, 2-ой Белорусский фронт (из домашнего архива семьи Голубковых)

КОСЫНКИ 

«На фронте, особенно в наступлении никогда не хватало бинтов для перевязок. Очень обрадовались, когда к нам в госпиталь однажды привезли несколько тюков американских бинтов – «второй фронт» закрывал нам разный дефицит! А еще больше мы, девчонки – медсестры и санитарки – обрадовались специальным белым косынкам для подвязывания бойцам раненых и сломанных рук. Руки-то мы им продолжали бинтами подвязывать, а из косынок тех американских … белых трусов себе нашили. Белья-то женского в армии и вовсе не было…»

САНИТАРКА НАСТЕНЬКА И СТРАШНАЯ ВОЙНА

Фронтовой госпиталь. Выздоравливающие. Фото © Владимир Голубков / военный фотокорреспондент, 2-ой Белорусский фронт (из домашнего архива семьи Голубковых)

ДЕТИ

«Ворвались в немецкий городок. Сопротивления никакого. Дома, квартиры – все нараспашку. Тишина полная, лишь бродят улицам стайки немецких детей примерно от 3 до 12 лет. Взрослых же в городе вообще никого нет. Что такое?

Наш переводчик разговорился с одним ребенком, и оказалось, взрослые убежали из города, опасаясь «издевательств русских» – мести, то есть, а брать с собой детей немцам команды не было, вот их и бросили. В городке том мы простояли дней 20, кормили детей из полевых кухонь, и кашу – тем, кто помладше, – специально на свежем молоке варили, как своим…»

САНИТАРКА НАСТЕНЬКА И СТРАШНАЯ ВОЙНА

Освобожденная Польша. Беженцы. Фото © Владимир Голубков / военный фотокорреспондент, 2-ой Белорусский фронт (из домашнего архива семьи Голубковых)

КОФТОЧКА 

«Дело было в Австрии. Мы стояли под Веной. Боев уже не было, и мы гуляли по городу, ходили на базар, даже посещали фотоателье. Я решила сфотографироваться в чем-нибудь гражданском. А где его взять? Мародерства не было, в закрытые магазины мы не залезали. Обратила внимание, что у нас на квартире вместо половой тряпки какая-то ненужная вещь используется. Присмотрелась – кофточка! Я ее отстирала, выгладила, надела и бегом к фотографу. Теперь это единственная сохранившаяся у меня карточка, снятая на войне…»

Прощаемся. Спрашиваю Анастасию Ивановну: «Как 9 мая отмечать будете? Фронтовые 100 граммов-то выпьете?» Водки, в смысле. Она в ответ: «Не, что ты – я водку не пью. Я только виски пью! И, подороже чтоб!» Старшина медслужбы Анастасия Ивановна после войны прошла путь от простой крановщицы до заместителя директора крупного столичного машиностроительного завода. Сегодня ей 93 года.

Текст © Андрей Гореловский / Москва меняется

Подпишитесь на еженедельную рассылку новостей