Моя Москва Центр детского творчества запроектирован в деревне Сосенки Моя Москва В 2018 году пригородным транспортом воспользовались почти 600 млн пассажиров Куда пойти Музей Победы пригласил школьников на «Исторические субботы» Моя Москва Реставрация исторического вестибюля станции "Кропоткинская" завершится летом Моя Москва В 2019 году под заселение программы реновации передадут ещё 20 домов Моя Москва Флагманский центр "Мои документы" посетили более 125 тысяч человек Моя Москва Мосгаз проведет внеплановую проверку газового оборудования в жилых домах Моя Москва На Ферганской улице произошло проседание грунта на проезжей части Моя Москва Причиной подтопления тоннеля на станции "Окружная" мог стать гидроудар Моя Москва Сергей Собянин поблагодарил сотрудников метро, которые оперативно сработали во время ЧП Моя Москва Движение поездов на Филёвской линии метро введено в график Моя Москва Движение на северном участке Люблинско-Дмитровской линии восстановлено Моя Москва На Филёвской линии метро произошел сбой в движении поездов Моя Москва Между закрытыми станциями метро запустили компенсационные автобусы Моя Москва На “салатовой” ветке метро произошло подтопление новых станций
ПЯТИЭТАЖКИ: ПРАКТИЧНОСТЬ В ТРИДЦАТИ КВАДРАТАХ

ПЯТИЭТАЖКИ: ПРАКТИЧНОСТЬ В ТРИДЦАТИ КВАДРАТАХ

29 мая 2017, 13:00

Многие поколения выросли на этой площади, но совсем скоро наступит новое время.

Есть один ныне почти забытый, но по-прежнему забавный анекдот. Встретились как-то два старых приятеля, и тут один говорит другому: «А ты, видимо, в хрущевке живешь?». «Как ты догадался», — недоумевает первый. «А у тебя собака хвостом не из стороны в сторону машет, а вверх-вниз».

Что ж, возможно, что уже вскоре (учитывая последние события) этот анекдот и вовсе канет в лету. Пятиэтажки сносят, и шутки про малые площади становятся не актуальными. А между тем каждый метр в хрущевке был просчитан, и каждая ее деталь появилась не просто так…

Первой типовой застройкой были всё же не хрущевки, а сталинки. Они делились на шлакоблочные и кирпичные, ранние и поздние, но самое основное их различие делается не по материалу и дате постройки, а по предназначению. Согласно этому критерию, сталинки могут быть рядовыми или номенклатурными. И если с рядовыми домами все просто – они имели непрезентабельный, а зачастую и откровенно унылый вид и часто являлись коммунальными квартирами, то сталинки номенклатурные – совсем другое дело. Они, как легко можно заключить из названия, стоились для советской элиты, и до сих пор считаются одним из самых престижных видов жилья.

В таких квартирах действительно есть где развернуться. Во многих из них предусмотрены не только такие «пережитки буржуазного прошлого», как библиотека или отдельный кабинет, но и даже комната для прислуги. Кстати, среди сталинок всех типов почти не встречаются однокомнатные – и это вполне логично. Коммуналки из нее не сделаешь, да и наркома в нее не поселишь. Большинство таких квартир трех- и четырехкомнатные.

Но вернемся к пятиэтажкам. Первые панельки появились еще в конце 40-х годов, однако настоящего размаха панельное домостроительство достигло гораздо позже. Послевоенное время накладывало свои сложности на все сферы жизни, в том числе и на строительство жилья. Качество возводимых домов значительно уступало сталинкам, но важным было другое – огромное количество советских семей перестало ютиться в коммуналках и обрело отдельные квартиры.

Жилье это, согласно далеко идущим планам советских архитекторов, должно было быть временным. А потому особой комфортностью не обладало. Площадь спальных комнат в них варьировалась от 6 до 9 кв.метров, а на долю кухонь отводилось и вовсе от 4,5 кв.метров. Потолки также резко снизились – пришлось довольствоваться 2,5 метрами высоты. По этому поводу в народе шутили, что Хрущев соединил туалет с ванной, но не успел соединить потолок с полом.

В оправдание генсека, кстати, надо отметить, что первые хрущевки были хоть с маленьким, но раздельным санузлом, и строились из более долговечного кирпича. Переход на панели значительно снизил стоимость и увеличил скорость возведения домов. С 1959 по 1985 год в стране было построено 290 млн. кв. метров жилья – и эта цифра отлично говорит сама за себя. Несмотря на все свои недостатки, хрущевки стали самым настоящим прорывом в градостроительстве.

Во многом именно массовой застройке мы обязаны таким понятием, как микрорайон – эта новая территориальная единица стала объединять несколько жилых домов, поликлинику, детские сады и школы в шаговой доступности. Внутреннее же наполнение хрущевок также было своего рода новшеством. Несмотря на маленькую площадь, квартиры постарались сделать максимально функциональным, рассчитав все, вплоть до размера шкафов с таким учетом, чтобы в него помещались все вещи среднестатистической советской семьи.

Размер кухонь предполагал то, что человек, не вставая из-за стола, мог дотянуться до шкафчиков у противоположной стены, а уж небольшой встроенный шкаф под кухонным подоконником стал самым настоящим ноу-хау. Из-за того, что наружная стена в этой нише была очень тонкой, шкафчик этот быстро получил прозвище «хрущевского холодильника» — потому, что тут можно было хранить в холодное время года (а в нашей полосе это довольно продолжительное время) скоропортящиеся продуты.

И, конечно же, нельзя обойти вниманием и такой необычный элемент хрущевского интерьера, как окно между санузлом и кухней. О его предназначении, наверняка, задумывались многие. Догадки строились самые разные. По одной из них, окно было необходимо на случай взрыва газовой колонки – взрывная волна выбила бы окно, а стена осталась целой. Впрочем, эта версия вряд ли правдива, так как такие окошки можно увидеть и в более ранних домах, в том числе и в дореволюционных, когда о газовом отоплении и речи не шло. Зато сложностей с освещением санузлов хватало.

В условиях отсутствия электричества ванну приходилось принимать при свете керосинки, а это создавало дополнительные неудобства. В хрущевках, конечно, с керосинками в ванну не ходили, но без света оставались всё же довольно часто. А потому такое окно было необходимым источником света. Через него можно было также проветривать санузел, чтобы влага не скапливалась и помещение не отсыревало. В конце концов, если кому-то становилось в ванной плохо, через окно можно было попасть в ванную, не теряя времени не то, чтобы выбить дверь. Как бы то ни было, оконце это, как и любая деталь в хрущевке, имело свой смысл и свое предназначение.

Текст © Анастасия Лёшкина / Москва меняется

Подпишитесь на еженедельную рассылку новостей